Варюковка глазами выпускника =)

 Началось все довольно обычно, встреча на вокзале, электричка.... Да вот только на этом этапе главным оказался я, непривычно, знаете ли.... На самом деле все прошло более чем гладко: несмотря на путаницу с тем, сколько народу в итоге идет нами, было закуплено нужное количество билетов, и, умудрившись никого не забыть и не потерять, мы разместились в электричке. Первой мыслью моей было: «Куда весь этот народ прется в такую рань, да еще и всего через пять дней после Нового года?..» Это я к тому, что, несмотря на мои ожидания, ехали мы, мягко говоря, в уплотненном режиме. Тем не менее, всего через два с половиной часа мы таки добрались до нужной нам станции. А что делать дальше, точнее в какую сторону идти, знал только один член нашей группы, а именно Листвин Дима (далее фигурирующий, как Деймос), он нас и повел. Шли мы довольно бодро, а если бы кое-кто еще бы не пытался все время отстать от группы во время марша, все было бы вообще замечательно. Примерно через полтора часа нашего пути Деймос объявил, что идти осталось всего километр... еще через двадцать минут по его заявлению осталось еще полтора километра (не подумайте, шли мы абсолютно правильно). Невольно вспомнился Никита Сергеевич и коммунизм к 80-му году. Но, тем не менее, мы шли, попутно поднимая поскальзывающихся лицеистов, ну и как легко догадаться, в итоге мы таки прибыли на место нашей трехдневной дислокации. Дальше наша группа, воссоединившись с Володей Зайцевым, приступила к оккупации выделенной нам жилплощади и расквартировывании там, а я меж тем сложил с себя командование экспедицией. Дом вскоре был натоплен, а участники экспедиции накормлены, после чего, разделившись на две группы, во главе одной из которых вновь оказался я, мы приступили к разведке территории. Я, как заправский Сусанин, повел свой отряд в лес и по моим расчетам завел его в болото, что, правда, бездоказательно, ибо все было заснеженным и промерзшим, но я, поставив галочку возле пункта «повторить подвиг Сусанина», направился во главе вверенной мне группы на выполнение главной задачи, а именно сбора ценных разведданных о возможных точках временного базирования, а именно полянок с дровами и местами для костра и палаток. Обнаружив пару подходящий мест, отряд вернулся на место постоянного базирования, где, встретившись со второй половиной группы, вновь был накормлен и отогрет.

Утром следующего дня я был вынужден покинуть группу и вернуться в Москву, для того чтобы на вечерней электричке вновь прибыть обратно. Меня почему-то потянуло на подвиги, и в 10 часов вечера перед Рождеством я шёл в неверном свете замерзающего налобника в гордом одиночестве, если не считать некоторых машин, съезжавшихся к храму, который находился примерно в том месте, откуда Деймос насчитал «еще полтора километра» до места нашей дислокации. На самом деле малек страшновато идти в сочельник мимо кладбища, затем по лесу и полупустой деревне, особенно если при этом в голове навязчиво крутится «Проклятый старый дом» «КиШа». Тем не менее, я добрался таки до своих и там влился в теплую дружескую компанию, играющую в «статую любви», на злобу дня изобразив из Дениса Сумина статую любви к родине, и после этого, следуя правилам игры, заняв его место... Тоже злободневненько получилось...

Третий день мы встретили довольно лениво, но в итоге, собравшись с силами, мы выбрались из теплых спальников и чуть менее теплого дома на холодный зимний воздух и различными путями отправились ориентироваться на местности. Моё чувство направления в этот раз дало сбой, что характерно, одновременно с временно вышедшим из строя компасом... аномалия, что ль, какая-то? Правда, мое чувство направления, вопреки всякой логике, вывело нас в сторону севера, в общем, почти к началу нашего маршрута, а компас мой, как у одного героя, имя которого слишком известно, чтобы его называть, указывал приблизительно в том направлении, куда нам было необходимо идти. Но, несмотря на все это, мы таки встретились в условленном месте с остальными авантюристами, отправившимися на ориентирование по лесу, и направились к тому месту, где нас ждали остальные члены нашей экспедиции с обедом и горячим чаем. Шли мы долго и не без приключений, я полностью доверился Деймосу и Артему Рарову, предпочитая не вмешиваться в ведение группы, а сам тем временем занялся созерцанием окрестностей. Едва небо потемнело, мы добрались до поляны с едой, где, поев, бросились в финишный рывок к нашей теплой базе. Шли мы по полю под ледяным ветром, отчаянно сопротивляясь его порывам, и в итоге добрались. А дальше все было тепло и хорошо, через некоторое время до нас добрался Матвей Ососков и под игру на гитарах мы отправились ко сну.

А на следующее утро выпускники оставили лицеистов и поехали на утренней электричке в сторону города, где их ждали грязный снег, загазованный воздух и подготовка к сессии, в общем, мало чего приятного...

 Мирошников Алексей,
16 выпуск