Защита глазами защищающегося

День защиты начался очень смутно — среди всякого хлама на столе, листочков А4 со странными рукописными трёхэтажными формулами, листочков А4 со странными, непонятными текстами про какую-то турбулентность, четырёх чашек (всего их в квартире шесть) с недопитым чаем, бесчисленного количества чайных ложек, неопознанных проводов и рассыпанных грецких орехов я обнаружил:
— Дипломную записку
— Текст доклада, написанный от руки мелким-мелким почерком на две страницы А4.

Долго доходило, что же такое турбулентность и какими путями эти два предмета оказались у меня на столе. Сразу после этого я понял, что эти предметы — это то, чем я должен оборонять свою дипломную работу, на которую потратил целый год (А если быть честным, то где-то половину года).

В голову ударила паникёрская, предательская мысль: всё неправильно, защищать нечего, надо было больше работать. Вспомнил, что Воля — основа человека, мысль подавил. Стал надевать костюм.

Костюм — волшебная вещь. Мало того, что сами собой исчезли все мрачные мысли о дипломе, так ещё и хотелось выпрямить спину и смотреть гордо и насмешливо, а не пристыженно-неуверенно. А главной особенностью моего костюма было то, что галстук я выбирал по теме дипломной работы, и изображал он на себе не что иное, как двойную вихревую дорожку Кармана…

Впрочем, я отвлёкся. По дороге в лицей я один раз заставил себя прокрутить в уме доклад, на большее меня не хватило, и я честно пообещал себе повторить его в лицее. Пришёл я, по своему обыкновению, пешком от Профсоюзной, где-то в 8 часов. В 104-й меня ждало радостное приветствие админов, мол, мы тут у тебя в программе кнопочку нажали, и она упала… Я судорожно сел потестить прогу, попутно вспоминая все остальные баги, способные обеспечить мне вечный позор. Быстро успокоившись и поняв, что все в порядке, я надолго покинул 104-ю, намереваясь повторить доклад. Почему-то вместо этого я оказался с гитарой в 108-й. Когда я вернулся в 104-ю, решив, что сейчас сяду, и повторю доклад, я почему-то стал помогать таскать столы и машины и вообще приводить поле боя к приличному виду. После этого я вновь оказался с гитарой.

В 104-ю я вошёл, когда мой коллега уже начинал представляться комиссии. Тихонько (насколько это позволяли непривычно грохочущие новые ботинки) проскользнув за вторую машину, я положил перед собой записку и доклад, открыл свою папку с дипломом. «Наверное, надо успеть всё-таки проглядеть доклад. Не галстук же я им буду показывать» - мелькнуло в голове. К несчастью, а может быть, и к счастью, я не смог не посмотреть тему первого мученика. А потом уже было поздно.

Потом я заикался, начинал говорить одни предложения, а заканчивал уже другими, мудрил с определениями, и, в общем, защищался, как положено =). Смутно помню, тот момент, как я не удержался и процитировал «Лицеиста Иванова»: «Доклад завершён, задавайте вопросы». Здесь была наивысшая точка осознания процесса. Можно сказать, что к этому я и шёл с начала 10-го класса. Чистое, пронзительно-яркое осознание того, что сейчас ты или пан, или пропал. Что либо ты где-то споткнулся, и тебя завалят, либо доложил всё связно, и у тебя чем-нибудь мило поинтересуются и отпустят на все четыре стороны. У меня поинтересовались травой…

В общем, когда я уже ушёл в конец аудитории, я знал, что всё пошло лучшим образом. Больше я не волновался, и за себя больше не переживал — хватало переживаний за товарищей. А когда объявляли оценки, свою пятёрку я воспринял с мыслью: «Пять? Забавно, неплохо…»

Осознание того, что тяжкое иго диплома уже опрокинуто, пришло ко мне лишь через пару дней, когда я понял, что перед выходом за хлебом из дома я больше не беру с собой дипломные материалы и не отправляю себе же на почту последнюю версию кода.

Вот так закончилась моя история о дипломе. Мне всё время говорили, мол, сейчас всё плохо, всё плохо, а на защите всё равно «хеппи-энд» будет. Я не верил. Теперь верю. Но всё же хочу посоветовать — чем раньше вы хотя бы поймёте, о чём ваша работа, тем лучше будет для вас в конце, когда вы за последнюю неделю будете спринтом доделывать всё неработающее.

Дмитрий ЛИСТВИН