Спектакль «Солярис»

Желтый билетик давно был измят, я опасался лишь одного, что кусочек, где аккуратно напечатано: «Контроль», может, оторвется, и меня не пустят в зал. Хотя это уже превращается в обычай, обычно, за несколько дней до премьеры, можно придти домой, посмотреть на свежий большой билет, лежащий на столе, отсчитать, сколько осталось дней, несколько раз перечитать правила, в которых просят не приклеивать жвачки на стулья и одеваться поприличней. Ты используешь этот билет как закладку, чтобы при каждом удобном случае достать его и осознавать, что осталось еще немного!

Но вот и настал день спектакля, с самого его начала я ждал услышать время встречи в лицее для всех заядлых театралов. Встретив Марину Владимировну, мы отправились по знакомому и любимому маршруту, проходя по местам боевой славы, все были в ожидании, несмотря на неприятный моросящий дождь, я двигался с уверенностью, что сегодня будет потрясающий вечер. Вспоминалась эта книжка кирпичного цвета, которой просто не мог надышаться, которою прочитал в один миг, которая могла вызвать страх, от которой просто нельзя было оторваться. Расплывающаяся картина и улыбающееся лицо автора, казалось навсегда, запали в памяти. Книга, которая в двухстах страницах несла целый мир и тайну.

С самого начала мы попали в какую-то удивительную атмосферу, зайдя в зал, нам казалось, что кто-то смотрит на нас, через зеркало, затянутое пленкой, лишь потом мы поняли, что наше отражение, это собратья лицеисты, подходящие к своим местам и точно с таким же недоумением смотрящие на клеенчатые занавески, закрывающие станцию «Солярис».

Рядом стук капель, темно, только луч света направлен на лицо человека, ты его не видишь, шторы все еще не подняты, железный голос, какой-то мертвый и детский, говорящий с холодный усмешкою.

— Как ваше имя?
— Крис, Крис Кельвин!

Его голос был уставший и измученный, казалось, он задыхался. Громкая музыка, хотелось, чтобы она пугала, разбросанные книги, вентиляторы и темные стены. Зная сюжет книги почти наизусть, я ловил каждое слово актеров и, пускай, главный герой был не слишком эмоционален, какая-то тайна, загадка, секрет летал в воздухе. Мы шли сюда не для того чтобы увидеть сюжет, развязку, мы шли, чтобы увидеть разгадку, чтобы быть напуганными, чтобы потом после спектакля не одна мысль, не могла отклониться от главного, от ответа на давно мучивший вопрос.

Смешки и крики пьяного Снаута, кровь на халате и глаза, восхищенного человечеством Сарториуса, тихий и надрывающийся голос Хари, не знающий кто она и желающая покончить с собой и Криса, Криса Кельвина, психолога с планеты Земля, кому дается то ли шанс на вечное счастье, то ли жестокое испытание.
«А ты хочешь быть благородным, а ты хочешь быть человеком, в нечеловеческой ситуации!»

На борту затерянной космической станции, движущейся по орбите загадочной планеты Солярис.

А, выйдя из театра, еще плохо понимая, что происходит, после долгих аплодисментов ты смотришь куда-то вверх, на звезды! А вдруг и где-то там есть такой же Солярис с двумя солнцами, голубым и красным.

Егор РУБЦОВ
фотография — www.kino-teatr.ru